Алиса Бирюкова (alisochka_lisa) wrote,
Алиса Бирюкова
alisochka_lisa

Вьюга

Это было на исходе зимы. Моя Анюта купила третью свою лошадь – Вьюгу – задумчивое создание с печальным взглядом. Всю жизнь она обитала в конюшне рядом с Боголюбовским монастырем, размеряя каждый свой день звоном колоколов монастырской звонницы. Теперь же ей предстоял путь в неведомую Москву...

Про Вьюжку хорошо тогда написал мой папа, растроганный, как и все мы, ее историей. Привожу здесь его запись.


"Из темного денника сквозь скупо приоткрытые ворота белеет Вьюга. Так зовут белоснежную кобылу. Рядом с ней, в углу стойла, девочка-подросток, нескладная, с длинными руками, - стоит прямо, как солдат в строю. На щеках ее слезы, плоское лицо измучено и зло.
 
                                        

Лошадь не смотрит на девочку, тянет ноздрями воздух, в котором, вместе с привычным духом конюшни, находила только что чужие запахи. Их принесли сюда новые, незнакомые люди. Они ходят по темному коридору вдоль денников, разглядывают соседей Вьюги, тихо переговариваются. К ней они тоже подходили и даже задержались у нее дольше, чем у остальных. Потом новые люди ушли, и запахи их сначала истончились, а затем и вовсе забылись. Снова пахло только привычным: сеном, опилками, навозом, деревом, собаками, плачущей девочкой, лошадьми в соседних денниках.

         


Еще Вьюга различала звуки. Сейчас ее привлекали те, что доносились с левады. Там выгуливали премьера их конюшни гнедого орловца Каберне вместе с вороной кобылой и толстым, неуклюжим пони. Пони, словно сшитый из лоскутков, отвесив брюхо, стоял у изгороди, упрямо нагнув голову. Вороная, заигрывая с ним, изгибала длинную шею, низко опуская голову, касалась мордой его хвоста. Оставаясь неподвижным, пони всякий раз, как она приближалась, лягал ее своей короткой ножкой, и вороная добродушно отходила в сторону.


Сквозь приоткрытые ворота Вьюга видела часть двора перед левадой и стоявших на ней незнакомых людей, обладавших новым запахом. Они смотрели в сторону, очевидно, наблюдая за лошадьми. Но занятие это, видимо, не поглощало их целиком. Они отворачивались от коней и друг от друга, разбредались по двору и, тогда Вьюга теряла их из виду, поскольку узкая щель отверстого ей мира, уже не вмещала их.
Вдруг все доступные Вьюге звуки и запахи спрятались за другими, выросшими, словно из-под земли. Они были резкими и неприятными. Впрочем, звук, набрав силу, внезапно прекратился, а вместе с тем сразу ослабел и запах, но все же вплыл в конюшню невидимым облаком. Девочка по-прежнему неподвижно стоявшая рядом с лошадью, всхлипнула, коротко шагнула к ней и обняла за шею, прижавшись покрасневшим лицом.



Что-то задрожало у Вьюги внутри и, будничное оцепенение враз сменилось тревогой. Зрачок расширился и пополз вниз, остановившись над простоволосой головой, прижимавшейся все теснее. В полоске белого света стало многолюдно и суетно. Ворота, заскрипев, распахнулись под чьей-то сильной рукой. Пределы видимого мира расширились и, не ожидавшая внезапного напора света лошадь, попятилась. Знакомые люди входили в ее денник, говоря на ходу что-то ласковое. Руки девочки, обнимавшие и гладившие ее шею, задвигались быстрее.

Лошадь вывели на двор, где рядом с коневозкой полукругом стояли люди. Ее проворно повели в фургон и она не успела их рассмотреть. Как не успела увидеть в леваде красавца Каберне, вороную кобылу и толстого пони. Старые, знакомые запахи стремительно утекали, как вода, падающая в воронку. Дольше остальных держался запах девочки, лежавший печатью на лошадиной шее. Он сопровождал Вьюгу, когда коневозка с эскортом знакомых дворняжек тронулась со двора.

 



                      

 
Внезапно лошади на леваде заржали вслед. Вьюга узнала голос Каберне. Ему вторила вороная, и даже толстяк пони прощался с ней. Белая кобыла ответила им из удалявшегося фургона. Люди, не глядя друг на друга, пошли со двора."



 
Tags: Истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments