June 16th, 2013

Дни

Наступил какой-то опасный момент, когда что счастье, что несчастье - почти все равно. На ощущение опасности реагируешь вяло и с неохотой. То, что раньше разбудило бы хоть интерес, почему-то оставляет в холодном спокойствии. Иногда вдруг обрушиваешься в невозможность завтра, потому что устал, устал, устал. Но завтра приходит и ты, повинуясь безысходности привычки, втекаешь в него и вытекаешь, словно погибшая рыба, в послезавтра. Движешься в русле дней слепо, минуя встречи, дела, разговоры, переговоры, людей, случайных и не очень. В них веришь слабо. Все время в жажде настоящего, необманного, что подцепило бы тебя из глубины мутной воды, хоть на чуть-чуть к свету, наверх.

Живую эмоцию вызывает музыка, образ Танеева, о котором много читаешь, и, сейчас, Цветаева через Фрейндлих.