February 5th, 2012

Я на Болотной площади

Вчера была на Болотной площади. Это при том, что всегда с трудом переношу скопления большого количества людей, скандирование и лозунги. Но сейчас решила, что должна там быть. Вот я тут даже в камеры попала, знакомые позвонили, рассказали. Примерно 1,39.

Впечатления странные, крайне двойственные.

Во-первых, о тех, кто пришел на митинг. Их было много, очень много. Не 60 тысяч, это точно. И это были исключительно приятные люди, люди с живыми глазами, с хорошими лицами. Никто не толкался, не хамил друг другу, не ругался матом, не было пьяных. Это были люди, похожие на моих друзей – спокойные, вдумчивые, занимающиеся в своей жизни важными хорошими делами, по-настоящему болеющие о своей стране. Люди самых разных возрастов и профессий. Идти рядом с ними по Якиманке, стоять рядом с ними на Болотной и вообще быть вместе – было хорошо. И это вселяло надежду.

Теперь о тех, кто стоял на сцене. Вот тут, с их фигурами, можете со мной спорить или меня ругать, на мой взгляд – не все гладко. Их можно поделить на три вида:

1) уже некогда «прожеванных и выплюнутых» деятелей, посветившихся в разных политических партиях, на многих трибунах, таких как Гудков, Немцов, Каспаров, Явлинский, Митрохин;

2) «новых», поднятых на гребень последней волной, – азартных, жестких, некоторых – с весьма сомнительными и опасными взглядами и задачами, выведенных на арену локальной борьбой за леса, против коррупции, разными другими неширокомасштабными «за» и «против»…  

3) и, наконец, своеобразных «референтных лиц» этого оживившегося движения оппозиции – поэтов, писателей, журналистов, которые, конечно, мне наиболее симпатичны – профессионал Парфенов, остроумный Быков, умница Ясина.

Так вот, я пришла на Болотную, потому что то, что происходит все последнее время – отвратительный замес паразитизма, банального вранья, сознательного освобождения государства от всех, присущих ему и нормальных для него, социальных обязательств – такое масштабное, постоянное, уж простите за выражение, «кидалово». И это стыдно, и обидно. Обидно потому, что вспоминая начало двухтысячных, казалось, что вот теперь-то все будет не так, все изменится к лучшему, дадут отогреться. А ничего подобного!

Да, это нужно менять. Но глядя на сцену, во мне все крепчал страх за то, что в любых процессах перемен, как в штормовом море, со дна поднимается много того, чему лучше бы на дне и оставаться – всякой ненужной взвеси и грязи, этакой «петлюры». И от этого страшно.

Если мы вместе за честные выборы, нормальную здоровую сменяемость власти, развитие гражданских процессов, то окей, тут я согласна. Но что-то подсказывает, что многие из этих товарищей на сцене руководятся отнюдь не такими целями. И речь не об оранжевой революции, а об обычной тяге к власти и деньгам. И тогда, это противно и это очередной обман. Вообще, меня с детства учили, что свою компанию надо выбирать, а не идти с кем попало, даже если вроде и по пути.

И как бы сделать так, чтоб эти желанные перемены, этот слом прошел с минимальными потерями для нас, чтоб не оставил нас просто в облаке пыли? Бывает ли так, можно ли так сделать?

Для себя решила, что да. Я верю не в тех, кто на сцене, а в тех – кто на площади, в тех, кто хрипло пел с Шевчуком про Родину, в тех, с кем пела и я. И поэтому – нельзя устраняться. Будет еще Болотная – поеду еще раз.