July 4th, 2010

Июльский дождь

 Ездили сегодня в «ВеЛес» на фестиваль шашлыка. День душный, небо в молочно-белых облаках, воздух, томящийся ожиданием дождя. В «ВеЛесе» людно, шумно, суетно. Высокие стройные сосны снисходительно склоняются, перешептываясь, над этим мельтешащим движением. Шашлык, правда, удался на славу: когда мяса много и оно вкусное, считай, крупно повезло. Перекусив, тихо потянулись к выходу, подальше от случайных встреч и разговоров, в тишину яркого луга у озера Запольского. 

Там можно идти босиком по горячему песку наезженной колеи, валяться в высокой мягкой траве, глядя в небо, купаться в темной прохладной озерной воде... Показалось, что время, определяемое не тиканьем часов, а стрекотом цикад, потекло медленно-медленно или вовсе застыло.

Хорошо так лежать, вспоминать детство, сны, обрывки стихов; хорошо молчать, не стесняясь; хорошо не думать ни о чем, а вроде – обо всем; хорошо смотреть на покачивающиеся колоски; хорошо чувствовать головокружение от глубины и яркости зелени и неизмеримости внезапного счастья...

Когда вернулись во Владимир, на город уже напал ветер. Нет, не «большой ветер», не тот, что «с домов сорвал крыши», а тот, что становится твоим дыханием, волей, силой. Он взмывал над куполами церквей, влетал в Золотые ворота, проносился по площадям. Он кричал о дожде, звал его за собой. И вот первые крупные капли нерешительно упали на пыльный тротуар. За ними – еще, и еще, пока не связались и не протянулись они длинными звенящими серебристыми нитями, опутавшими, дома, машины и прохожих...

...Я попросила таксиста остановить машину, не доезжая до дома, и вышла под этот июльский дождь. В памяти мелькали кадры милых, чистых фильмов 60-х: пузыри дождя, умытая Москва, серьезные глаза хороших влюбленных героинь и героев, светлая музыка, обещающая исполнение надежд.

...Лицо и руки приятно щекотали холодные дождинки, запах и свежесть дождя смешались с запахом скошенной травы, цветы стали ярче... Вот я и у дома. Вбежала, встряхнулась, как кошка, поздоровалась с мамой. Встали с ней у окна. Ливень затих, запели птицы. А над лесом коромыслом поднялась радуга. Рай-дуга. 

Повелительница четырех океанов и реки Содышки)

 Засиделась до утра. Сон не идет. За окном - омут тумана, прохлада, пение птиц, тающий месяц. Вдруг крики чаек - все громче и громче, отчаянно, надрывно. Прилетели с Содышки, наверное. Когда-то один мой друг шутливо адресовал мне "пиратское" письмо: "Алисе, повелительнице четырех океанов и реки Содышки". Не хватает шума прибоя теперь Алисе)