November 19th, 2009

Осенняя

Дороги трудны, но хуже без дорог

Мы верим песням. Поем, что "нет мудрее и прекрасней средства от тревог, чем ночная песня шин....". Отправляемся в очередную дорогу. Или продолжаем движение по одной единственной.
Сижу рядом с папой. Люблю с ним ездить. Мы видим одними глазами одно и то же.
Дорога привлекает разнообразием сменяющихся за окном картин, четкой начертанностью пути. Дорога как метафора жизни. Избитая метафора, конечно. Но - не лишенная смысла. Дорога - движение вперед. Нельзя на трассе пятиться назад. Нельзя, и все тут. И это правильно.
Глубоко вздыхаю. Улыбаюсь. И - вперед.

Длинной-длинной серой ниткой стоптанных дорог
Штопаем ранения души.

Проезжаем какую-то Лихую Пожню. И откуда такое название? Лихая, да еще и Пожня! Вот мысль, которую можно подумать несколько минут. А потом - позабыть сразу.
Закусочная "Спарта". Много раз замечала эту любовь русских пропащих местечек к каким-нибудь громким названиям: сколько Колизеев встречалось в самых заброшенных деревеньках! А тут вот - Спарта. Что за мания, что за напасть? Ну ладно.
Колеса приятно шуршат по ровной дороге. Взгляд выхватывает из темноты крупную гордую надпись: "Русская узбекская кухня". Смешно. Понятно, что имелась в виду и русская, и узбекская. Но в результате получилось честнее - именно "русская узбекская кухня".
В определенный момент движения появляется ощущение какой-то цыганской воли, кочевой свободы. Очередной обман. Временное забытье. Но - желанное.

Будто во всем мире темно и только огонек наших фар - свет. Что дальше? Что будет? Что предстоит? И вот простой и исчерпывающий ответ на эти вопросы путников: дорожный указатель - поворот на "НОВОЕ".

Свернуть???

Нет дороге окончанья, есть зато ее итог:
Дороги трудны, но хуже без дорог.

Татар юморосы

В Казани бегаю по делам. Встречаюсь с родственниками. С любопытством глазею по сторонам, на этот всегда разный город.
Говорю папе:
- Надо забежать в ашамлыклар, а потом - в дарухане.
Козыряю выученными словечками. Папа смеется.
Ашамлыклар - продуктовый магазин, дарухане - аптека.
При въезде в Казань обращаемся сами к себе:
- Сеуде узеге!
Это значит: добро пожаловать.
На афишах филармонии вижу знакомые лица: пианистка Екатерина Мечетина. Думаю: схожу послушаю ее. Папа говорит:
- Странно, здесь обычно национальные исполнители.
Так и есть. Причем, что удивительно для филармонии - в основном, татарская попса.
Приезжаем в кассу: оказывается, концерт Мечетиной 9 декабря. Нас в это время уже в Казани не будет.
По фасаду здания - две огромные афиши. Первая из них гласит: ТАТАРЧА ШАНСОН.
То, что я случайно слышу здесь иногда по радио - ужасно. Вернее - очень смешно. Перепевка на татарском языке русской многострадальной и убогонькой попсы.
Вторая афиша характеризует ситуацию в целом - ТАТАР ЮМОРОСЫ.
И правда - сплошные ЮМОРОСЫ!