September 29th, 2009

Оркестр

Культурная реальность

Завтра открывается Межрегиональная выставка-форум вот с таким названием – «Культурная реальность Владимирской области». Будет основная экспозиция, мастер-классы, круглые столы, концертные программы. Что ж, оценим эту самую нашу «реальность».

Владимирский Губернаторский оркестр участвует в экспозиции «Музыкальное искусство». Сегодня, наконец, закончили монтаж нашего стенда про оркестр. А 1 октября оркестр в рамках выставки дает концерт на сцене Областного дворца культуры. Играем Гайдна, Бетховена, Верди с молодежью – учениками и студентами музыкальных учебных заведений области.

                  


 
Лестница в небо

Рождество Богородицы, телеграммы от батюшки и дети с котятами...

 Давно хотела написать о том дне, да все забывала или не успевала или просто - собиралась "подумать об этом завтра") 

Выбрались на Рождество Богородицы к нашему замечательному батюшке – отцу Владимиру – в Давыдово. Когда к нему приезжаешь, то во всей полноте ощущаешь свет православного праздника. И в этот раз все было, как всегда: душевно, тепло, с любовью. В сельском храме – много детей, длинная очередь маленьких причастников. Батюшка с улыбкой, утешая плачущих, причащает. После службы внимательно выслушивает всех своих прихожан, подходящих под благословение, за советом, за помощью, за поддержкой. 


Collapse )
Лестница в небо

Еще из Георгия Адамовича. Заметки на полях.

 «История, которую мог бы рассказать Чехов или даже Чехонте. Нечто вроде «Смерти чиновника» - о плевке на лысину его превосходительства. 
Жил в Париже старичок, когда-то лицо виднейшее, чуть ли не товарищ министра, и ежедневно ходил обедать в скромный русский ресторан под названием «Ласточка».
Прислуживали в ресторане дамы обычного эмигрантского типа: каждая бывала при дворе, у всех были несметные миллионы, особняки, кареты, имения, а если, случалось, одна из них была артисткой, то, конечно, знаменитостью и солисткой Его Величества. Других дам, как всем известно, в эмиграции до крайности мало.
К старичку, по его бедности, отношение было пренебрежительное.
- Будьте любезны, сударыня... биточки в сметане! 
- Сегодня биточков нет. Я вам принесла зразы.
- Но я не люблю зраз.
- Что за капризы! Кушайте, что дают.
В другой раз:
- Борщ что-то как будто не очень горячий.
- А вы, может быть, хотели бы, чтобы он для вас кипел целый день?
Длилось это несколько лет. Старичок все молчал. Наконец он совсем одряхлел, слег и попал в больницу. Пришло ему время умирать. За несколько минут до смерти он приподнялся на постели и еле слышно сказал:
- Много я обид в «Ласточке» видел! – Вздохнул и умер."