Алиса Бирюкова (alisochka_lisa) wrote,
Алиса Бирюкова
alisochka_lisa

Categories:

"Душами съединимся..."

«Минин и Пожарский, или освобождение Москвы» - первая русская оратория. Она появилась в 1811 году, накануне Отечественной войны, когда образы Минина и Пожарского были особенно популярны в русской поэзии, литературе и театре. Дважды объявлялся конкурс на лучший памятник этим героям. Сбор всенародных пожертвований с рассылкой рисунков памятника, по-видимому, шел одновременно с началом работы Дегтярева над ораторией, а закончился в год ее исполнения. Наконец, в 1818 году, по распоряжению императора Александра I, оратория была торжественно исполнена в день открытия монумента.

Возведение памятника было делом государственной важности. То же самое, вероятно, можно сказать и относительно оратории. Иначе откуда бы крепостному композитору, как раз в эти годы испытывавшему финансовые трудности, найти средства на исполнение столь масштабного произведения.
Премьера «Минина и Пожарского...» состоялась 9 марта 1811 года в Москве, в зале Танцевального клуба на Тверской улице; дирижировал автор. Меньше чем через месяц по требованию публики оратория была повторена. А какие были отклики на это первое исполнение! Сам император пожаловал автору либретто Николаю Горчакову бриллиантовый перстень.

Гаврила Державин писал: «Знавшие талант г-на Дехтярева давно ожидали от него какого-нибудь важного произведения для полного хора музыки; ожидание исполнилось: г-н Дехтярев своею ораториею доказал, что он может поставить имя свое наряду с первейшими композиторами в Европе. Немногие музыкальные произведения знаменитейших иностранных авторов приняты были с толикою похвалою от всей публики, как музыка оратории г-на Дехтярева. Величественные хоры с музыкою роговою, прекраснейшие арии, гармонические переходы тонов и мастерские фуги, из коих составлена оратория, утвердят навсегда славу г-на Дехтярева между его соотечественниками и даже в других государствах».

Оратория возвеличивает бескорыстное, жертвенное служение Отечеству, народное единение, стирающее сословные и прочие различия. Вопреки традиции простолюдин Минин поет героическую арию и тем уравнивается с князем Пожарским. Обе партии поручены тенору – наиболее благородному тембру по воззрениям того времени. Эпиграфом к оратории избраны слова из арии Минина:

Пойдем! Душами съединимся,
России храбрые сыны,
Усердьем, верой ополчимся
К защите отческой страны.

В названии оратории поставлены рядом имена князя Пожарского и простолюдина, причем первым назван простолюдин – явление для того времени необычное.
Дегтярев и Горчаков, по мнению исследователей, наверняка были знакомы по крайней мере с тремя произведениями «мининской эпопеи»: проектами памятника Мартоса, получившими широкое освещение в печати, героическим представлением Г.Р.Державина и с очень популярной в свое время трагедией М.В. Крюковского «Пожарский, или Освобождение Москвы».

 


 

 
Сюжетно тема единения раскрывается в поступках героев, демонстрирующих служение родине и вере. Вспоминается текст из арии Минина:

Дадим себя, как россам сродно,
Отечеству и вере в дань.

Вероятно, такое понимание героики и подвигло Дегтярева к соединению светсткого, на первый взгляд, сюжета с жанром оратории, который в ту эпоху рассматривался как жанр духовный. По наблюдению американской исследовательницы К.Хьюз, произведение Дегтярева явилось, возможно, первым сочинением ораториального жанра, написанным на патриотическую тему. Текст здесь «шел несколькими ступенями дальше в светском тоне, чем в либретто «Времен года» Гайдна, обычно называемом единственным примером светской оратории начала XIX века».

Оратория «Минин и Пожарский» может восприниматься как документ эпохи. Так, два последних номера ее – не ликующее прославление (как в «Жизни за царя» М.И.Глинки), а молитва о мире и счастье для России накануне грядущих испытаний. В оратории цитируются и популярные тогда мелодии. В хоре «Чти престол, законы, правду» есть связь с припевом полонеза О.И.Козловского, сочиненного на коронацию Александра I, и с начальной фразой «Труба Предвечного» из его же Реквиема. А в хоре «Воскликнем» на словах «Живи во веки царь избранный и наше счастье устрояй» использована песня «Жить во щастье без помехи» из «Собрания наилучших российских песен», изданных в XVIII веке Ф.Мейером. В этих заимствованиях видны семантические соответствия: в первом случае возникает тема счастья, во втором – нравственного императива. Цитированием же коронационного полонеза поясняется, какой именно престол надо чтить: ведь оратория написана в период царствования Александра I.

В драматургии оратории прослеживаются три линии: героико-победная, «ламентная», и лирико-идиллическая. Первые две главенствуют: они связаны с войной, в них сосредоточен конфликт. Каждая линия имеет свой комплекс выразительных средств – типично классицистский, как и сам конфликт. Для героико-победной сферы характерны мажор, наступательное движение мелодии, нередко фанфарность, подвижные темпы, добавление труб и литавр. В «ламентной» сфере господствует минор, ариозная мелодика, интонация вздоха, медленные темпы.

Наиболее полно рационалистический метод Дегтярева проявляется в тематических связях музыки оратории. Русский композитор здесь стоит на уровне перспективнейших идей, которые заложили предпосылки для развития находящейся еще далеко в будущем лейтмотивной системы. В оратории наблюдается четыре устойчивых образно-тематических комплекса: призыв к военному действию, мольба о помощи, призыв к духовной силе и вере, мирный покой.

Образной конкретизации служит в оратории также опора на бытовые жанры. Их диапазон здесь широк: военный марш, полонез, пастораль, вальс, батальная картина, своеобразный жанр славы. Есть номера, напоминающие менуэт и похоронный марш.

По стилю оратория Дегтярева – своего рода развернутый архитектурный ансамбль классицизма: четко продуманная композиция, симметричные формы, тематические арки. Предвосхищая в некоторых отношениях будущие выдающиеся образцы русской классической музыки, в первую очередь оперу «Жизнь за царя» М.И.Глинки, произведение Степана Дегтярева во многом опирается на традиции и жанры XVIII века: торжественную кантату, итальянскую героическую оперу, духовный концерт. Характерно и применение некоторых специфических музыкальных инструментов того времени. Здесь и роговой оркестр, ставший теперь настоящей музейной редкостью, - оркестр с неповторимым, «как бы кипящим», по оценке современников, тембром. Здесь и пушечные орудия (канонада во вступлении к III части, изображающем битву), и «турецкая музыка» (большой барабан, тарелки, треугольник), являющаяся непременной принадлежностью военной музыки XVIII века, и ансамбль бассетгорнов. Произведение демонстрирует блестящее владение западноевропейскими достижениями композиции, вступающими во взаимодействие с русскими традициями. А ведь оратория создавалась, когда М.И.Глинке было всего семь лет, а А.С.Пушкину – двенадцать.

Действие Первой части происходит в Нижнем Новгороде. Вступление, как написано в либретто, «изображает несчастные времена в России, когда Самозванец и поляки, по разорении Москвы и других городов, готовились все Государство покорить под власть свою». События Второй части разворачиваются в поместье Пожарского. Вступление рисует сельскую идиллию, контрастом ему служит «пришествие Минина, Палицына и некоторых граждан Нижегородских к князю Пожарскому, избрание его главным Предводителем войск и приуготовление всех к походу против неприятелей». Вступление к Третьей части посвящено «походу войск Российских к Москве под предводительством князя Пожарского; сражению их с поляками; освобождению Отечества».

 
Tags: Владимирский Губернаторский оркестр, Музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments